Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Страна, которая везде и нигде

Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Форма входа

Главная » Файлы » Из Записок рифейца » Из Записок рифейца

15 июля 2016
[ Скачать с сервера (30.2Kb) ] 25.07.2016, 17:19

Продолжаю когда-то выплеснувшуюся эмоцию... Но какой же все-таки момент в жизни был наиважнейшим? На первый взгляд постановка вопроса кажется абсурдной: всего один момент, одно событие, одно впечатление и ‒ наиважнейшее. Но в каком смысле наиважнейшее? Произвело важнейшее действие как в плохом, так и в хорошем направлении? Или в том, или в этом. Что развернуло или что сбило с курса. Где точка высшего интереса и высшего напряжения сил? В какой момент я ощутил приближение своего центра? В какой момент существование полностью слилось с сущностью? Пик входа в беззаботность скитания в потоке Дао. Пик ощущения цунами "сакральных" вибраций, обычно недоступных. (Не музыке же, не Моцарту и Шуберту же отдавать приоритеты экзистенции своей. Сбрасыванья личной ответственности за поиск этих в себе Прикосновений и без того уже лежат грехом на колоссальном айсберге искусства). Или пик своей гибельности, пик утраты Внимания. Пик саморазрушения входа в высший слой себя. Толтекский мировой Орел не отслаивает ли внимательно при просмотре наших прожитых жизней эти моменты сакральных искр и прикосновений к тайникам тайников?

Разве он не ждет открытий для себя? Разве он просто тупо жрёт наши сознания? Разве он не надеется на нас, коли отправил нас в полет, коли метнул нас словно копья или стрелы. Разве не чистота пленяет его, чистота при сверхперегрузках. Разве он не понимает, что поставил каждого из нас в почти невыносимую ситуацию выбора: полностью довериться ему, довериться с восторгом и безоговорочным смирением или искать пути обхода, пути ускользания от возвратного пути, искать их в жажде увернуться от возврата, дав Орлу эрзац себя, юркнуть в тоннель свободы от Присмотра, проскочить в Никуда, в полный Авось. Пастись овцой или сбежать от пастуха. Но если и ускользнет, то лишь сверхвыдающаяся особь. Есть ли выбор у нас, монад обычнейших? Выбор остается, ибо и внутри Доверия есть пути и есть беспутья.

       И вот я снова возвращаюсь к началу: что же было этим наисущностным происшествием? Не великий ли трехлетний перепросмотр своей жизни здесь требуется? Здесь-то и выступает различие между художественным импрессионизмом и методом, которым ты смог бы однажды выработать себя, извлечь себя из импрессионизма, из летучей гряды облаков, из волос Вероники, которыми ты опутан как звездами. О, сладкая ягода Жизнь! Разве бы ты начал в тайных снах задумываться об отказе от нее, если бы она не начала вдруг нестерпимо горчить? О горечь, испитая столь многими достойнейшими, безмерно много более достойнейшими, и какая порой бездоннейшая горечь! Но выносили же и как-то же претворяли. А если и сходили с ума от отчаяния, то кто бросит в них камень?

Категория: Из Записок рифейца | Добавил: Бальдер | Теги: Николай Болдырев дневник
Просмотров: 31 | Загрузок: 5 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: