Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Страна, которая везде и нигде

Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Форма входа

Главная » Файлы » Ночные тетради » Ночные тетради

10 января 2015
[ Скачать с сервера (18.6Kb) ] 15.01.2015, 15:00

Отец Александр Шмеман в своих дневниках вскользь касается такого, казалось бы, естественного для всякого нормального человека инстинкта, как желание не-успеха. "Нормального" ‒ это я так говорю, хотя сегодня самое "нормальное" ‒ как раз жажда успеха. Однако для Шмемана это, разумеется, вопрос христианский: вопрос желания следовать за Христом. Но я бы вышел из этой "идеологической" плоскости и говорил о чем-то более фундаментальном: о тайном, подсознательном или сверхсознательном желании не-успеха, о тайном ужасе перед успехом. И дело, мне кажется, не в жажде (осознанной или нет) подражания Христу или Будде или еще кому-то, а в чем-то ином, вовсе не связанном с инстинктом подражания.

            Шмеман говорит о том, что хорош результат ‒ победа, достигнутая Христом, и потому в желании не-успеха он видит просто символ победы, это всего лишь средство, вроде малоприятного лекарства. Под этим углом зрения он рассматривает рассказ Чехова "Архиерей", который кажется ему необыкновенно светлым и прозрачно-оптимистичным: архиерей, все более и более понимая неуспех своей жизни, тем не менее именно поэтому входит в оптимистический авторский финал. Мол, с точки зрения Чехова, архиерей "выигрывает жизнь". Мне так не кажется. Архиерей у Чехова совершенно раздавлен бессмыслицей жизни и судьбы, всё более не понимая, к чему и зачем этот тяжелый мутный поток, в который его кто-то втолкнул; он не осознает ни смысла начала жизни, ни смысла ее продолжения. ни смысла своего пастырского служения, ни смысла болезней и угасания. Жизнь его не продумана, ни прочувствована, она детерминистична, тяжка, насильственна и мутна. Его протащили сквозь жизнь, не давшую ему никаких ответов, не давшую ему любви или прозрений. Типично чеховский рассказ. Шмеман, видимо, прочел его изнутри своей лично-приватной, во всех смыслах контрастирующей, более чем счастливой "архиерейской" судьбы, наполнив своим экзистенциальным содержанием умиления-сострадания. Ему важно, что архиерей выдержал эту чудовищную гонку жизни и давление, оказываемое на священника рутиной и кольцевой невозможностью "стать другим". Выдержал без ропота, выдержал, оставаясь в душе "скромнягой", выдержал, осознавая всю видимую бессмысленность жизненного потока, являемого паствой, выдержал свою обреченность на "непросветленность".  Саму эту выдержку, где не было ни малейшей установки на успех, Шмеман трактует как победу.

            Но разве невозможна именно-таки инстинктивная установка на не-успех? Не то, чтобы ты был загнан в ситуацию или в ситуации не-успеха и вытерпел это со смирением. (Отсюда пожизненная любовь Шмемана к рассказу Тургенева о несчастной, но просветленной Лукерье). Нет, имею в виду совсем противное: тебе даны все возможности для успеха, жизнь постоянно создает "случайности" решительного поворота или поворотов к успеху, но нечто в тебе неизменно (иногда после сомнений и борений) уклоняется от "соблазна", чуя в этом нечто принципиальнейше неприемлемое. Иногда ловушка Люцифера видна невооруженным глазом, иногда она тонко завуалирована, иногда ты лишь чуешь серный запашок, иногда она блистательно укрыта и от разума, и от обоняния, и все же что-то в тебе противится, и в предложенную дверь ты не входишь.

            Разве дело в литературных примерах? Установка на успех вознесена и романтизирована до степеней неприличия. Биографии великих честолюбцев стоят в первых рядах на книжных полках всех без исключения гуманитариев, да и обывателей тоже, однако никто и не думает бросить хоть маленький камешек в огород Байрона, Рембо, Бодлера, Северянина, Гумилева, Бродского etc. В сущности, список безразмерный мог бы получиться во всех сферах науки и искусства. Вот почему с таким оправданным пафосом Киркегор в одной из своих знаменитых работ описывал Христа, как человека, которому были даны все задатки и все сверхзадатки для самого ошеломительного успеха (для сверхуспеха) на земном поприще, когда в буквальном смысле "сама природа вещей" плавно жаждала вознести его во все царские ранги, так что потребовались воистину незауряднейшие воля и мужество, чтобы преодолеть это сверхприятное благословляющее свечение "естества" бытийности и ввергнуть себя в не-успех как в предварительное условие истинно экзистенциального бытия, где миссия Единицы/Одиночки коренится в той вести глубин, из которых она вышла. Описывая ситуацию Христа, Киркегор, ничуть не кощунствуя, имел в виду, конечно же, и самого себя. А не кощунствовал он именно потому, что понимал глубиннейшую архетипичность этого инстинкта, столь же кармически обусловленного, как и "непреодолимая", зоологически восторженная внутренняя установка на успех подавляющей части так называемых творческих деятелей новейшего времени.

Категория: Ночные тетради | Добавил: Бальдер | Теги: соблазн не-успехом, Архиерей Чехова, Болдырев, Киркегор, Христос, Шмеман
Просмотров: 58 | Загрузок: 6 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: