Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Страна, которая везде и нигде

Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Форма входа

Главная » Файлы » Ночные тетради » Ночные тетради

27.05.
[ Скачать с сервера (40.8Kb) ] 31.05.2015, 18:09

Говорят, что Ницше писал своего "Заратустру", имея рядом Лу Саломе как прототипа, назвав ее как-то "Заратустрой в юбке". В дневнике: "Лу ‒ абсолютное зло". В "Так говорил Заратустра": "...Ибо зло есть лучшая сила в человеке... Человек должен становиться все лучше и злее ‒ так учу я. Самое злое нужно для блага сверхчеловека". Сверхчеловек зол, потому что исключительно правдив. Он зол в глазах людей, привыкших лгать, ложь стала для них дыхательна.

            И все же, что характерно для сверхчеловека? (Изрядный набор позитивных коннотаций есть в тексте поэта Ницше). Страх ответственности, ужас перед утратой абсолютной внешней свободы. Сверхчеловек, как его изображает Ницше, - это завершенный нарцисс. Это впавший в обольщение гордыней коллекционер людей и душ, ситуаций и встреч, комбинаций и разлук.

            "Человек есть нечто, что нужно превзойти". Но как дереву превзойти дерево, а воробью превзойти воробья? Есть лишь один способ ‒ сойти с "древесного" или с "воробьиного" ума.  На Востоке это способ был найден давным-давно и называется он: выйти за пределы ума, обрести свой не-ум. То есть высший ум, ум за пределами интеллектуальных конвенций и дрессур. Сверхчеловек в этом смысле давным-давно осуществлен на Земле, вот только бедный (ибо невежественный) Ницше об этом не знал. Дзэнские мастера или простые просветленные ‒ это, вне сомнения, сверхчеловеки, вот только им никогда в голову не приходила и не придет нелепая идея самовозвышения. Сама идея самовозвышения идиотична и выдает в Ницше сугубо западную монаду, зараженную неискоренимым комплексом насилия, агрессии, ненависти, иерархичности, сортности и т.п. (Где еще могли реализовывать себя "столетние войны"? И ведь воевали всегда либо с позиций: мы высшие существа, либо с позиций: я заставлю вас стать моими вассалами, я буду выше вас!) Истинный человек никогда не будет кричать: "Я ‒ сверхчеловек!" Но Ницше, которому пришла в голову формально абсолютно верная идея превзойти человеческую (слишком человеческую!) точку зрения на мир, ибо пошлость нынешней ментальной матрицы поистине невыносима, принялся ее разрабатывать в совершенно идиотическом направлении. Но разве можно превзойти идиотизм интеллектуализма интеллектуальным путем? Только сошествием с ума, поэтому нет ничего удивительного, что Ницше захотел, именно захотел сойти с ума. И сошел.

            Его Заратустра ‒ это уже клинический случай. Детей он желает иметь не от женщины, а от вечности. Риторикой такого типа он исходит словно пеной эпилептик. Он окружил себя зеркалами, в которых ничего кроме себя не способен увидеть. Интеллектуальная опухоль сверх-я должна однажды лопнуть. "Братья мои, разве я жесток? Но я говорю: что начинает падать, то нужно еще подтолкнуть... И кого вы не научите летать, того научите быстрее падать!" И разве он не понимает, к кому обращается? "Моя великая любовь к самым дальним гласит: не щади своего ближнего. Преодолей самого себя даже в своем ближнем". Любовь к дальнему, конечно же, не стоит и ломаного гроша, ибо ничего от тебя не требует кроме ненависти к ближнему. Есть нечто бесконечно комичное в претензиях на "преодоление человечности" в слабом, загнанном самыми обычными обстоятельствами жизни человеке, не способном позаботиться ни о ком, даже о себе, вечно нуждавшемся в няньке. За этим, кстати, комичная судьба самой Германии, постоянно ввергавшей соседей в трагическую круговерть.  Интеллекту некуда дальше расти (у него есть предел, поставленный стенками черепа, ибо интеллект - машинка), и вот "самой интеллектуальной" нации кажется, что для роста ей нужно пространство. Но для реального внутреннего духовного роста человеку требуется выйти из рабствования перед интеллектуальной матрицей, а затем начать осваивать свое безмерное, безграничное внутренее-мировое-пространство.  

            Бросать в толпу фишки и лозунги уровня: нам нужна новая знать, стань знатным! знатному дозволено всё! ‒ такое может только человек, совсем не понимающий природы современного сапиенса. Что ж удивительного, если под этими лозунгами явились тьмы и тьмы гуннов, не ведающих ни о чем кроме жратвы.

            В человеке скрыт Бог, можешь ли ты освоить это? Постичь эту тайну, ее природу?

            Покажется неожиданным, если я скажу, что германско-русский топос дал миру сверхчеловека, настоящего, подлинного, не бутафорского, и этим человеком был Рильке. Вероятно, я говорю об этом первым. Скорее, я говорю это самому Ницше, ибо ни в моем словаре, ни тем более в словаре Рильке такого слова нет и быть не может. Но именно Рильке поставил перед собой задачу научиться видеть мир "уже не из людей, но в ангеле", и с этой невероятной задачей он справился, ничуть не бряцая никакой языковой амуницией. Чтобы был понятен контекст, расширю цитату. "В каждой вещи представлен целостный внутренний универсум, словно бы ангел, содержащий в себе пространство (ангел обладает сознанием, почти бесконечно нас превосходящим. - Н.Б.), был слеп и смотрел внутрь себя. Этот мир, увиденный уже не из людей, а в ангеле, и есть моя подлинная задача..." Современный человек не целостен, ибо он лишь живет. От тайны бытийства он отлучен. Ангел бытийствует, объемля своим вниманием всю мировую целостность, постигая умерших в качестве живых, а живых в качестве уже умерших. Разумеется, это лишь одна черта (из многих) в полифонии ангельского "мировоззрения", без шума и пафоса освоенная Рильке.

 

Категория: Ночные тетради | Добавил: Бальдер | Теги: Ницше и Лу Саломе, кто был настоящим сверхчеловеком
Просмотров: 50 | Загрузок: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: