Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Страна, которая везде и нигде

Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Форма входа

Главная » Файлы » Ночные тетради » Ночные тетради

28 января
[ Скачать с сервера (29.8Kb) ] 02.02.2015, 15:55

 Слова, которыми пользуется поэт, должны исходить из его сердца, а не из его "языковой памяти", не из "мастерской языкотворца", куда он нарочито складирует слова из словарей, географических и иных справочников. Скажем, Кальпиди в одной из своих книг дотошно и аффектированно-"остроумно" обыгрывает наш уральский топоним Еманжелинск, что называется играет его фонетико-аллюзивными возможностями, полагая, видимо, что тем самым он демонстрирует свою "приверженность провинции". Но в сердце его, разумеется,  нет никакого Еманжелинска; готов биться об заклад, что в этом городке поэт ни разу не бывал, а если и проезжал, то именно что проезжал, с целью убедиться, что это место существует.

            Но пользоваться "сердечными" словами должны бы, по идее, все люди. Тогда бы мир людей что-то значил. Для поэта же "лингвистический" нарциссизм ‒ смертный грех. Разумеется, Кальпиди не только не одинок, но он в огромной толпе подобных ему. (Я не склонен исключать и себя из списка подозреваемых). Ведь это происходит не только в поэзии, но и в прозе и в философии, которая не имеет права быть головной. Это однажды понял Хайдеггер и стал искать топос, где он мог бы жить поблизости от поэтов, медитирующих сердцем.

*

Целан бежал не только из лингвистики, но из эстетики. Западная культура (в ее доминанте) парализована эстетикой, принципиально отвергшей свою изначальную (безусловно блаженную) зависимость от дхармы. Европа есть царство тотальной эстетики, той красоты без берегов, которая создает коллапс эйфории, превратив европейца в многотысячелетнего нарцисса (а христианство в шикарный спектакль). Эта эстетика, начиная по крайней мере с Возрождения, объявила себя свободной от Бога; совершив этот "первородный грех", она подобно Деннице устроила подростковый оргиастический танец освобождения ото всего и вся; так она потеряла центр, чему была очень рада, отныне конвульсивные прыжки вне каких-либо ориентаций кроме жажды нравиться и манипулировать восторгами составили "смысл" ее вечно пубертатных самоутверждений. Целан это понял, глубоко, "сердечно" (ибо был ранен в сердце) пережив суть фашизма как суть всей западной культуры. (Чего образованцам никогда не понять). В этом суть и его "сухого", "зашифрованного", словно бы абсолютно равнодушного к читателю метода письма, его преемства "факела Рильке" и его неизбывного одиночества, которого он в конце концов не выдержал. Его "и скучно и грустно" совсем иного напряжения, нежели лермонтовское. В сердце Целана ‒ неизбывный ужас. А как иначе, если ты окружен сонмом зверей и глупцов.

Категория: Ночные тетради | Добавил: Бальдер | Теги: суть фашизма и культура, Еманжелинск, Целан, Кальпиди, Хайдеггер, Болдырев
Просмотров: 66 | Загрузок: 9 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: