Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Страна, которая везде и нигде

Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Форма входа

Главная » Файлы » Ночные тетради » Ночные тетради

31.03.
[ Скачать с сервера (27.6Kb) ] 01.04.2015, 18:06

Вспоминаю весьма многочисленные случаи раздраженности "прозападных" людей, живущих здесь у нас, раздраженности на сам феномен (и феномены) русскости, а подчас и самого существования России ("кинуть бы на нее этак штук с двадцать хороших водородных бомб!" ‒ давняя реплика одного моего бывшего приятеля (рожденного русской женщиной), которую, я думаю, он и сегодня мог бы, сидя в горах Цфата, повторить с тем же упоением и дьявольским блеском в глазах). В чем причина этой непреходящей недоброты, презрительной раздраженности, этой (мягко говоря) нелюбви? На первом уровне причина видится в том, что мы для них (для этого типа людей) "дикие", то есть необработанные культурой, просто некий сырой и варварский человеческий материал ("к зырянам Тютчев не придет": они здесь вроде Тютчева, а мы ‒ зырян). "Неоформленны", некие комья и комки хаоса (в чем гениально признавался Розанов), лишены эстетической и "дистанционной" выправки, не умеем держать себя в руках, контролировать свое поведение под четким правлением интеллекта и прагматических установок. Для грузина Мамардашвили, насмехавшегося даже над Пушкиным, русские бесформенны и не обладают самосознанием. То есть в европейско-философском смысле (как этот смысл понимал Мамардашвили) это в сущности некий человеческий пробел (почти по Чаадаеву). Для прозападных русских (хотя не всегда в их жилах русская кровь), как и для европейцев, слишком хорошо внятно и понятно, каков канон "настоящего культурного человека". Этот канон описывает результат шлифовки многотысячелетним интеллектуалистически-прагматическим тренингом. Этот канон описывает интеллектуально-поведенческую дрессуру, которую русские не прошли. Я этот канон (отбрасывая измерение эстетической эквилибристики) называю сегодня фашизмом (ради внятности актуального смысла): установку на воспевание эго (точнее ‒ на самовоспевающее эго), по отношению к которому всё второсортно и третьестепенно. Природа со всем живым миром, причастным к природе, для западного эго ‒ низшее измерение, которое с легкостью приносится в жертву ради удобств и комфорта самости (индивидуальные эго сливаются в Эго-нарцисс как в коллективный эгрегор). Бог, разумеется, выведен за скобки: "... мы же ведь умные люди, нам дан свет Разума ‒ разве этого мало?" Бога нет ни в природе, ни в жучке, ни в паучке, ни в чухонце. История Европы в этом смысле для меня ‒ непрерывная кровавая бойня по уничтожению исконного живого субстрата Земли, неважно, как и кем он выражен: растениями, китами или "индейцами", то есть племенами высочайшей (в сравнении с новым временем) духовной культуры, жившими в благом единстве с природой по всей планете. Фашизм имел самые причудливые формы. Достаточно какого-нибудь одного, вроде бы незначительного факта, чтобы содрогнуться. Прочел недавно у Сьюзен Зонтаг в рецензии на книгу Леви-Стросса: в 1915 году на благодатных пастбищах жили около 20 тысяч "голых, бедных, кочующих. прекрасных индейцев племени намбиквара"; и вот до них добрались белые миссионеры-католики; и что же? когда Леви-Стросс прибыл туда в 1938 году, "их оставалось уже не более двух тысяч, были они жалкими, потерянными, болеющими сифилисом и откровенно вымирающими".

            Русский святой начала ХХ века справедливо сказал: "Явился европейский гуманизм и природе был подписан смертный приговор". История Европы ‒ это история непрерывных рецидивов фашизма (да ради Бога: назовите эту болезнь другим именем, сути это не изменит) под разнообразнейшими обличьями и символическими  лозунгами (словесной патоке Европе не занимать), это непрерывное клокотание в ней беса агрессии, за которой просматривается безусловная жажда подмять под каблук своего Эго  всё и вся, так, чтобы в конечном итоге не "золотой миллиард" вульгарнейших гедонистов остался на планете (полагаю. что "трансгуманистами" вынашивается ныне план не о миллиарде, а о двадцати-тридцати миллионах), а одно-единственное Эго, торжествующе стоящее на ободранной, обугленной Земле. И полагаю, что имя ему ‒ Люцифер. В этом тайный (да и не такой уж тайный) пафос Европы, олицетворенный сегодня ее передовым отрядом под звездно-полосатым флагом.

            Политика самих русских, начиная с Петра учивших (себя и других) воспринимать всякого инородца, особенно западного, как почти мессию, привела и Запад к убеждению, что все заслуги во всех сферах русской и российской жизни есть результат управления и "ферментной" деятельности инородцев. Культурное развитие собственно русского генотипа хронически не осуществлялось, к культурной же шлифовке западного или еврейского образца (что в общем то же самое, учитывая откровенно позитивистский вектор развития еврейства в последние два века) русский человек был органически не способен. Результатом была, в общем и целом, стагнация, пробиваемая взрывами индивидуальной гениальности (Тютчев, Розанов, Флоренский и т.д., если брать только первый ряд) и гениальным струением народно-православной исихии.

            Прессинг западного, а затем добавившегося к нему и инородческого, чуждого духу православия "окультуривания" России был в ХХ веке неимоверно силен, сегодня (в последние двадцать лет) он сильнее, чем когда-либо. Но под прессингом ведь не станешь естественным, не сохранишь естественность, лишь станешь фальшивым или актером, играющим роль. Подлинные достижения в русской культуре, конечно, свершались не по лекалам "западного человека" и западной культурной парадигмы. Интеллектуалистическая философия и интеллектуалистическая литература не есть путь России. Более того, суть в том, что истинно русское в нас начало воспринимает всю западную парадигму сознания (начавшуюся с Возрождения) как враждебную Земле и Духу, как концентрированное и агрессивное зло, как реализацию люциферианского начала и замысла (если исходить из мифа о первородном грехе). Так что и сегодняшнее противостояние, которое многим видится как обычные "геополитические интриги", на самом деле обладает мощнейшим метафизическим и эколого-мистическим подтекстом и смыслом.

            Если мы не соответствуем западным цивилизационным лекалам, если нечто в наших глубинах противится этим лекалам, то это значит, что нам эти лекала противны, в них удушающий нас аромат, быть может запашок серы. Да, именно так: ваша цивилизация нам не по нутру, она нам отвратительна, ибо это цивилизация, враждебная природе, самой реальности, она ставит в центр наглого сильного субъекта, который рассматривает все и вся как объекты своего использования. Это цивилизация, прикрывавшая свой нигилизм под множеством личин и форм. Это цивилизация, не умеющая уважать и благоговеть к другому, нежели он сам. Она фашистская по отношению не только к этносам "второго сорта" но и ко всем земным формам, разумеется, не вписывающимся в шаблон западного культурного гомункулуса.

            Шаблон философа и философии, наговоренный Мамардашвили, весьма сильно повлиял на многих в нашей стране. Между тем все эти высокоталантливые виртуальные остроумия лежат вне нашего подлинного интереса. Русская философия совсем иного плана. С одной стороны, "русские философы стремятся быть не столько умными, как мудрыми, не столько мыслителями. сколько мудрецами" (Флоренский). Совсем иная установка. С другой стороны, русское философствование есть синтез православного мудрования и поэтической исповедальности. (Исповедальность, разумеется, подразумевает покаяние: этическая парадигма у русского философа лежит в онтологическом основании космоса).  С третьей стороны, нельзя не подчеркнуть, что русский философ не ставит свою субъективность в центр мироздания, он растворяется в познаваемом или дает этому познаваемому войти в себя, ибо мир для него множественно-центричен изначально, исходно. Мир есть содружество-братство равноправных "центров мира", расположенных вокруг общего единого центра ‒ Бога. Есть царство цветов со своим центром и оно по меньшей мере равно нашему во всех возможных смыслах. Есть царство жуков и жучков со своим космологическим и бездонно-смысленным центром, ничуть не уступающим по глубине и яркости нашему миру и центру. И т.д. Именно эта земная гармония и есть космос, а вовсе не некая измышленно-технологическая проекция вне земли.Такое мировоззрение, подлинно внимательное к реальности "как она есть", разумеется, прямо противостоит западному мировоззрению, строящему химеры изнутри своей интеллектуально-прагматической установки и в упор не желающему видеть реальность. (Использование кого-то или чего-то ‒ не есть видение или понимание этого). В этом, кстати, истинная причина той тупости, того тупого нежелания понимать, что происходит в мире и в других регионах, которые проявляют американцы и европейцы во всех сферах жизни. Западный человек коллапсирован внутри самого себя, лишь он один реально есть, всё остальное вокруг для него ‒ "объекты желания" или "объекты раздражения", то есть по большому счету нереальность, иллюзион, проекция его воображения, его "идеальных представлений", хотений, планов и пр. И эта деградация сознания (точнее - всей     психосоматики) воспевается уже половину тысячелетия как некое наивысшее эволюционное достижение.

Категория: Ночные тетради | Добавил: Бальдер | Теги: Леви-Стросс, Флоренский, еще раз о сути люциферизма, Мамардашвили, в чем причина раздражения на Русь и, Болдырев, Петр Великий
Просмотров: 62 | Загрузок: 4 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: