Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Страна, которая везде и нигде

Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Новые книги
Форма входа

Главная » Файлы » Ночные тетради » Ночные тетради

6.06.
[ Скачать с сервера (47.8Kb) ] 08.06.2015, 13:57

Когда я размышляю о том, что русский поэтический смысл и поэтическая модальность, возможно, сдвигались со своего естественного (геокосмический потенциал), древнейше обусловленного места вследствие мощнейших поэтических сейсмонаплывов Пастернака, Мандельштама, Самойлова, Бродского et cetera, то я вовсе, разумеется, не хотел и не хочу этим сказать, что русская поэзия вследствие этого ухудшалась или ухудшается. Дело не в так называемом качестве, качество еврейской поэтической ментальности и души разве может вызывать что-то иное кроме восхищенного изумления, а иногда и более сильных чувств, когда мы касаемся, скажем, поэтического дыхания/судьбы Симоны Вейль, Кафки или Целана. Каждое имя здесь благоуханно. Дело не в прибавлении или убавлении "плохости" или "хорошести", а в сохранении четких линий духовной традиции. Ибо ныне все традиции устремляются быть смазанными, перемешанными друг с другом в некий единый конгломерат, который порой начинает казаться неким интеллектуальным или эстетическим месивом, неким единым "интернациональным" коктейлем. Разумеется, тема эта непростая, тема остробритвенная, трагического свойства. Ведь сильный может задавить слабого, но разве это обязательно значит, что слабый менее дорог космосу и человеческому центру, менее значим для универсальной гармонии? Мне сердечно жаль все те малые, скромнейшие этносы, что были вытеснены и уничтожена (разными способами) с "площадки" мировой культурной игры, и у меня всегда чувство, что в каждом из них присутствовал некий волшебный ингредиент сакрального свойства, ибо я уверен, что самое ценное в духовном смысле именно самое слабое, самое незаметное, неяркое, менее всего видимое и слышимое. "Ибо бедность ‒ великое сияние глубин", - как сказал поэт. Бедными и скромными в этом высоком смысле я считаю не только традиции языческих мелких племен, но и русскую ментально-поэтическую традицию. Мне ощутимо, сколь склонен русский дух к самоотрицанию, к вопиющей недооценке именно самобытного в себе, не причастного к возвеличенной Западом "мировой культуре".

             И если я "шпынял" Пастернака в иных своих опусах, то уж, конечно, не потому, что он еврей, а вследствие возвеличенности обществом тех его тяготений, которые вызывают у меня вопросы ко всем литераторам, которые воображали (и воображают) себя "инженерами человеческих душ" (а в сущности, к несчастью, таковыми и становятся), превращая свой талант в способ самоутверждения внутри социальной иерархии. (Хотя декларативно, а может быть отчасти также и внутри "больной совести" Пастернак, для кого одним из ориентиров был Рильке, как раз и устремлялся к самоутверждению в "природном порядке". Однако в значительной большей степени, увы, ориентиром был для него Маяковский, вопиющая злокачественность поэтической установки которого для меня очевиднейша).  Вненаходимость, присутствие в отсутствии ‒ вот талант, который следовало бы воспевать, когда речь идет о приоритетах в поэзии. То, что дух и традиция Тютчева остались без активного продолжения, вызывает чувство горечи. 

 

Категория: Ночные тетради | Добавил: Бальдер | Теги: о четкости духовных традиций, Николай Болдырев
Просмотров: 101 | Загрузок: 7 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: